Архив

Иван Игнатьевич Саввиди

Иван Игнатьевич Саввиди

Фото предоставлено газетой «ФК»

Материалы по теме:

15 октября 2012. С ФК «Ростов» требуют 17,5 миллиона рублей.

Иван САВВИДИ: Футбол – это инфекция, которой заразили и меня

«Считаю, что периодически нужно напоминать о себе», - пояснил Иван Саввиди мотив своей встречи с ростовскими журналистами, которая состоялась на минувшей неделе в пресс-центре группы компаний "АГРОКОМ", принадлежащей ростовскому бизнесмену.

В ходе трехчасовой беседы с представителями СМИ, среди которых был корреспондент «ФК», Саввиди озвучил множество различных мыслей на волнующие его темы, мы же приводим наиболее интересные высказывания по футбольных вопросам.

- У меня особо «теплое» отношение к футбольному клубу «Ростов», в первую очередь по той причине, что как-то на запасное поле, построенное на мои деньги, не пустили играть ребят из «Академии футбола имени Понедельника». Вот после этой очередной вопиющей неблагодарности ко мне я решил: больше связываться с этим клубом не стану. Но когда весной мне позвонил вице-губернатор Ростовской области Сергей Горбань и очень попросил помочь «Ростову» финансово, я не стал возражать. Мною было дано указание перечислить на счет клуба необходимую сумму. Я даже не знал, какое из предприятий выделило эти деньги. Но однажды мне позвонил финансовый директор компании «Атлантис-Пак» и сказал, что сроки погашения «Ростовом» долга истекли, а денег нет.

Тут ведь вот какое дело. У нас все предприятия абсолютно прозрачны с точки зрения любых финансовых операций, и, коль был выделен заем футбольному клубу «Ростов», в соответствии с законодательством его нужно вернуть туда, откуда он был взят. Причем вице-губернатор лично заверил, что 15 миллионов рублей будут у меня одолжены с гарантией возвращения. Я же, понимая тяжелую финансовую ситуацию, сложившуюся тогда в клубе, готов был эти деньги простить, но при этом мы должны были соблюсти все финансовые нормы. Выход мог быть такой: «Ростов» возвращает заем, а я обратно перевожу эту же сумму из другого источника, какого именно – это мое дело. Но когда я и мои сотрудники стали звонить ответственным лицам с целью предложить такой вариант, никто не брал трубку. Мы посылали письма – никакой реакции. Это что за подход? А у предприятия «Атлантис-Пак» тем временем образовалась финансовая дыра, которую необходимо было закрыть. Что оставалось делать в такой ситуации? Вести разговор с должником в установленном законом порядке. Вот и вся история.

И мне непонятно, за что меня теперь в чем-то упрекают, а мои действия комментируют люди, которым по определению не положено это делать. Неясно, почему из этого теперь пытаются раздуть какой-то конфликт. Нет никакого конфликта. Конфликтовать могут стороны, находящиеся в равных весовых категориях, в нашей же ситуации это не так. Я трачу свои деньги, область – деньги налогоплательщиков. Как говорится, почувствуйте разницу.

Вообще, я уже просил кое-кого: я опасен в ближнем бою, не задевайте меня, дайте спокойно заниматься своим делом. Пусть кто-нибудь придет и скажет: в социальном плане я сделал в Ростове больше, чем Саввиди. И я с удовольствием пожму руку такому человеку. Вот только вряд ли он отыщется. Защищая свои интересы, я защищаю интересы всех здравомыслящих ростовчан. И это не бравада, а моя твердая позиция.
***
- Я не скрываю: мне не нравится идея возведения на левом берегу Дона стадиона к чемпионату мира. Хорошо, пройдут на нем несколько матчей, а дальше что? Как эта 45-тысячная махина будет окупаться? Я недавно в Греции проехал по объектам, построенным к афинской Олимпиаде. Так вот, большинство из них, восемьдесят процентов, находятся в страшно запущенном состоянии. Потому что нет средств на их содержание, а сами себя обеспечивать они не в состоянии. Неужели мы хотим, чтобы и у нас так было? На мой взгляд, затея абсурдна. Что касается меня, то я лучше посмотрю на строительство стадиона с Ворошиловского моста, чем буду окунаться в это бесперспективное дело.

Да, стадион будет, но он должен иметь статус частно-государственного партнерства. Необходимо любыми путями втягивать в этот проект бизнес, хотя бы на известной основе «мы рекомендуем – то есть приказываем». Но ни копейки налоговых денег на это тратить нельзя. Мой вклад в это был бы следующим: я с удовольствием выкупил бы одну из VIP-лож на новой арене, и таким образом это может покрыть часть расходов на возведение менее дорогостоящих мест.

Я в свое время привел в порядок стадион «Ростсельмаш», после чего безвозмездно подарил его ростовскому футболу. Прошу заметить: не футбольному клубу «Ростов» - а именно ростовскому футболу. И Южная трибуна в результате целой эпопеи, связанной с изъятием земли, также построена стопроцентно на мои деньги – я отдал 72 миллиона рублей. После чего губернатор Чуб сказал мне: «Мы здесь повесим табличку, что трибуну построил Саввиди». Я говорю: «Спасибо, это большая благодарность. Но мне нужно другое – я не должен оправдываться, а вы меня вгоняете именно в такое положение».
Зато когда я решил назвать стадион именем Виктора Понедельника, легенды, символа донского футбола, мне категорически запретили это делать. После чего я пообещал Понедельнику: «Виктор, когда я открою футбольную школу, то назову ее вашим именем». Что и было сделано, когда появилась академия. Кроме того, я добился, чтобы ему присвоили звание «Почетный гражданин Ростова-на-Дону».

Меня до сих пор упрекают в том, что переименовал команду из «Ростсельмаша» в «Ростов». Но если вы это название не приемлете, так переименуйте клуб обратно в честь нашего доблестного флагмана советского комбайностроения – меня-то в «Ростове» уже семь лет как нет, кто мешает. Поставьте на стадионе комбайн и показывайте всем, какие у нас хорошие комбайны и какой у нас хороший футбол.
***
- С моей точки зрения, те задачи, которые ставились перед мной, когда меня попросили заняться футбольным клубом «Ростов», выполнены на все сто, даже с перебором. Под перебором я имею в виду выход в финал Кубка, который мне запрещали выигрывать, а я во время полуфинала в Махачкале своей рукой вытирал плевок с лица Мэтью Бута, только чтобы он не реагировал на провокации, и считаю, что команда тогда совершила подвиг. Не случайно после возвращения в Ростов встречавшие нас в аэропорту болельщики кричали: «Спасибо Господу Богу и Ивану Саввиди!» А совсем скоро эти же люди кричали мне иное: «Вон отсюда!»

Я горжусь тем, что оставил абсолютно чистый с финансовой стороны клуб, освободив его от всяких темных дел, сделал так, чтобы все футболисты принадлежали «Ростову», а не агентам, неким частным лицам или еще кому-то. Но те люди, которые пришли после меня, очень быстро вернули все на круги своя, распродав всех, кого можно, и положив деньги себе в карманы. Конечно, им это было выгодно, я же не позволял «пилить» и заниматься беспределом. И сегодня «Ростов» снова находится в том состоянии, в котором я его принимал – в виде оболочки, внутри которой ничего нет. Десять лет прошло – и такой шаг в прошлое! При этом ежегодно вбухиваются страшные деньги, а результата – никакого. Так разве Саввиди в этом виноват?! Чего меня-то обсуждать, если я давно к клубу не имею никакого отношения? Но, наверное, обсуждать больше просто некого.

И СКА я вывел бы в премьер-лигу, но мне не позволили. Вызвали в самый высокий кабинет и прямым текстом сказали: «Для СКА дорога наверх закрыта». Вы думаете, я по собственной прихоти снял команду с розыгрыша первого дивизиона не по спортивному принципу? А когда я приехал на дерби «Ростов» - СКА на коне, который является символом армейского клуба, в коридорах власти стали говорить: «Этим он хочет показать, кто в доме хозяин». Ну абсурд же! Мне звонили знакомые, достаточно высокопоставленные люди, и говорили: «Иван, мы болеем за СКА, но ходить на стадион не можем – нам запрещают».

Точно так же мне не дали развивать женскую команду СКА. Мы за несколько лет прошли путь от первой лиги до бронзовых медалей, на следующий сезон ставилась задача выйти на европейский уровень. Это вообще был единственный мой футбольный проект, который приносил мне удовольствие, не требуя при этом больших затрат. И тут меня вызывает предыдущий губернатор и говорит: «Женской команды в Ростове не будет - точка». Нет – так нет, делать что-либо вопреки я не привык. Пришлось эту команду закрыть. Тяжело бежать по эскалатору, лента которого крутится в обратную твоему ходу сторону. Бегун в данном случае – это я, а эскалатор – политические силы.

Я не утрирую и ничего не придумываю. Верить мне или нет – ваше право, но мне незачем быть неискренним. В конце концов, самодостаточные люди, к коим я себя отношу, имеют право на свободомыслие.


***
- Я давно предлагал и предлагаю сейчас: необходимо провести мониторинг на тему – хочет ли Ростов быть футбольным городом? Не навязывается ли ему этот вид спорта, в то время как народ, допустим, больше тянется к баскетболу? Ну неправильно же, когда мусульманину предлагают есть свинину и еще обижаются, что он ее не кушает… И вот если интерес к футболу победит, тогда необходимо разработать серьезнейшую, поэтапную программу развития вида, определить стратегию и двигаться в строгом соответствии с ней. А если нет… К примеру, женщине тяжело жить со мной, ей плохо от моего нахождения рядом, но я люблю ее и поэтому уйду, только чтобы она была счастлива – зачем же мучить любимого человека? В общем, нужно определяться, что значит футбол для Ростова и есть ли смысл в их сосуществовании.

Меня никто не выгонял из ростовского футбола, я сам понял, что пора ставить точку, поскольку просто захлебнулся в интригах. Это стало для меня очень хорошим уроком: если слишком близко приблизился к власти, уйти оттуда по своей воле ты уже не в праве, а можешь быть только изгнан. Поэтому областное руководство расценило мой добровольный уход как вызов, брошенный ему. Но я был сыт по горло творившимся вокруг футбола финансово-политическим карнавалом, и никакого желания продолжать эту деятельность не испытывал.

Я четко понял, что футбол – это инфекция, и меня этой инфекцией тоже заразили. И, знаете, если в «Ростове» будет все совсем плохо и меня попросят помочь, я, наверное, несмотря ни на что, соглашусь. Да что там, меня уже не менее десятка раз просили вернуться в клуб, в том числе лично вице-губернатор. Но если все же решусь, то при одном условии: видение властью стратегии развития должно совпадать с моим. Под реализацию этой стратегии я готов наняться. Будет найдено взаимопонимание в вопросах жизнедеятельности футбольного клуба, можно будет вернуться к этому разговору. Как говорится, никогда не говори «никогда». Я убежден, что футбол в Ростове заслуживает иного отношения к себе, чем есть сейчас.

Виктор Шпитальник, «Футбольный курьер» от 6 ноября 2012

"Футбол ЮФО-СКФО" - официальный сайт Межрегиональной общественной организации Союз федераций футбола Южного и Северо-Кавказского федеральных округов 2004-2017.
Открыт в феврале 2004 года. До декабря 2010 г. назывался "Футбол ЮФО". При копировании журналистских материалов или фотографий, просьба, оставлять ссылку на первоисточник www.footballufo.ru. Сотрудничество, реклама, обмен ссылками Е-mail: korr_n_don@mail.ru. Приcылайте свои репортажи, фото, видеоролики, мы их опубликуем. Наше СМИ cотрудничает с газетой «Футбольный курьер» и имеет приоритетное право первой размещать материалы этого издания в cети на cвоих cтраницах. Мнение федераций футбола может не cовпадать с мнением наших общеcтвенных корреспондентов, чьи материалы публикуются.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru